Интернет не оправдал надежд

18.09.2019

На прошлой неделе сразу два влиятельных нью-йоркских издания опубликовали разоблачительные статьи, в которых на множестве примеров опровергается тезис о значимости социальных сетей для демократического процесса в современном обществе.

Автор бестселлера «Переломный момент», канадский журналист Малколм Гладуэлл посвятил развенчанию интернет-активизма пять полос в журнале The New Yorker (с подзаголовком «Почему в Твиттере не сделать революции»), а его американский коллега Фрэнк Рич выступил на страницах газеты The New York Times с колонкой «Политики из Facebook нам не товарищи».

Рич разочарован тем, что интернет вместо большей прозрачности дает сегодняшним политикам небывалый простор для манипуляции общественным мнением, приукрашивания собственного образа, для предъявления фиктивных отчетов о проделанной работе (силами наемных блогеров-пиарщиков) и для вербовки виртуальных сторонников — взамен реальных избирателей, чьей поддержки они, по мнению автора, совершенно не заслуживают.

Критические стрелы Гладуэлла нацелены на другой аспект «хваленой интернет-демократии». Автор бестселлеров о коллективной психологии высмеивает различные проявления сетевого активизма, объявляя их неэффективными, мелкотравчатыми и симулятивными. На примере из истории американских борцов с расизмом в южных штатах полувековой давности Гладуэлл доказывает, что серьезные социальные преобразования требуют от своих сторонников не нажатия кнопочки Like в «Фейсбуке», а полной гибели всерьез. В числе примеров неэффективного интернет-активизма Гладуэлл приводит и движение в поддержку иранской оппозиции в «Твиттере» (на недоступном большинству иранцев английском языке), и мобилизацию молдавской молодежи на митинг в Кишиневе, закончившийся разгромом парламента (по любопытной версии автора, вся затея изначально была провокацией молдавских властей).

Скепсис вызывают у Гладуэлла и попытки использования социальных сетей для благотворительных нужд. Он сообщает, что миллионное фейсбучное сообщество «Коалиция по спасению Дарфура» привлекло лишь 9 центов с каждого сочувствующего. Гора родила мышь, итожит Гладуэлл, и это закономерно.

Я не слишком хорошо разбираюсь в тонкостях внутренней американской политики, но мне трудно избавиться от ощущения, что обе разоблачительные статьи про интернет-активизм как-то связаны с предстоящими выборами в США, в ходе которых интернет, как ожидается, не сможет помочь демократам повторить успехи 2008 года. С чем и связано разочарование в отношении «Твиттера», «Фейсбука», YouTube и MySpace в кругах, которые в США принято называть liberal.

Два года назад, когда мантра о политическом всемогуществе интернета была на пике моды, западные журналисты жаждали расслышать поступь кибер-революции в России. Я тогда терпеливо объяснял зарубежным коллегам, что интернет сам по себе никого свергать и назначать не в состоянии, что the media в данном случае не заменит the message, и чем больше в российском интернете пользователей, тем меньше в нем доля какого бы то ни было радикализма и оппозиционности, и тем больше кондового конформизма, обеспечивающего электоральную базу нынешней власти. Меня выслушивали вежливо, но скептично. И все равно писали про Кишинев, про «твиттер-революцию», подобравшуюся под самые стены Кремля.

Постепенно писать перестали — сперва про Кишинев, затем и про Кремль. А теперь вот уже и в Америке перестают ждать «твиттер-революции».

Я бы и сам охотно разделил тут разочарование западных коллег, но, к сожалению, я изначально не разделял их иллюзий. Мне кажется, что интернет — достаточно мощный и революционный инструмент сам по себе, без оглядки на его полезность для Обамы, Кремля или молдавских революционеров. Я вполне сочувствую финансовым неудачам «Коалиции по спасению Дарфура», но не готов винить в них интернет в целом. В той же статистике, откуда Гладуэлл выкопал цифру в 9 центов, я вижу и другие цифры.

В фейсбучном приложении Causes, созданном в 2007 году Шоном Паркером и Джо Грином, участвуют 450 000 некоммерческих проектов, на нужды которых собрано 27 миллионов долларов. Действительно, лишь 40% проектов умеют собрать деньги. Но по этим проектам средний размер пожертвования составляет 25 долларов на каждого сторонника.

Благотворительный интернет-фонд Pomogi.Org, который я зарегистрировал в России ровно пять лет назад, в октябре 2005 года, не может даже посчитать, какую сумму он в среднем привлекает с одного жертвователя в интернете, потому что мы не требуем от них регистрации на сайте или паспортов. Сколько человек поучаствовало в наших сборах и какую долю они составили от населения Рунета, нам никогда не узнать. Но мы за эти годы привлекли 117,7 миллиона рублей на нужды 860 благотворительных проектов, которым взялись помочь. Этот результат лично для меня важней и любых проблем с фандрейзингом для Дарфура, и перспектив «твиттер-революции» в России.

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.