Один хорек не может украсть 55 миллионов

15.08.2022

Глава департамента информатизации Минздравсоцразвития Олег Симаков уволился по собственному желанию после скандала с проведением тендера на создание социальной сети для врачей и пациентов, стоимость которой должна была составить 55 млн руб. По условиям тендера соцсеть предлагалось сделать всего за 16 дней.

Всем стало понятно, что деньги были выделены еще в декабре прошлого года. Чтобы начальник департамента подписал эти деньги, он должен пойти в департамент финансов, он должен пройти согласование подобной суммы на уровне замминистра. В этой связи возникает вопрос: если есть подозрение в покушении на хищение, то по подобному факту нужно проводить доследственную проверку. Почему она не была проведена? Вот генеральный прокурор у нас говорил, что у нас нет борьбы с коррупцией. Так проведите проверку: кто выделял эти средства, чем выделение этих средств было обосновано? Там на все проекты Симакова в общей сложности была выделена сумма порядка 110 млн руб. По такому факту в министерстве должна быть проведена проверка и сделаны выводы по всем чиновникам.

Это не есть борьба с коррупцией, когда мы одного делаем крайним. Потому что один хорек не может украсть 55 миллионов. В результате вместо проведения проверки в ведомстве Симаков просто ушел. Ну, не получилось украсть 55 миллионов – взял, ушел – и молодец. Нужно провести анализ всей его деятельности на этом посту. А лучше всего, если к этому подключится прокуратура и правоохранительные органы.

Подобная история – уже не первый случай в министерстве. Если взять последние данные Счетной палаты по Пенсионному фонду, можно понять, как напрямую происходят хищения средств и как это заминается в Минздравсоцразвития. И это не единичный эпизод – Пенсионный фонд. Можно вспомнить про закупку медицинского оборудования, о которой говорил президент, – томографов. Сколько там сотен миллионов долларов было утрачено? И опять тишина и порядок у госпожи Голиковой.

Я думаю, что после того, как вся эта история получила общественный резонанс, этого начальника департамента быстренько убрали, сделав из него крайнего. Причем решение по увольнению начальника департамента мог принять только министр. Чтобы по той самой схеме, о которой я говорил выше, эта история не развивалась. Это называется попытка скрыть концы. Чтобы больше не комментировать, и когда будут спрашивать, сказать: «А все, он уволен, тема закрыта». Так же, как и тема Пенсионного фонда закрыта. Все закрыто.

Дальнейшее разбирательство во всей этой истории зависит только от нашей активности. Мы должны продолжать задавать вопросы, если не будем удовлетворены ее развитием. Вся эта история имеет веские основания для расследования, потому что там стоят подписи для выделения этих бюджетов, визы. Вот и надо разобраться – кто из начальников ставил визы? Кто на уровне замминистра ставил, кто на уровне начальника юридического и финансового департаментов? Кто писал – согласовать расходы, кто отписывался – согласен? И все, и вперед.

В других ведомствах ситуация аналогична. Президент про это сказал: коррупция во многом подменяет систему государственного управления. И при распиле бюджетов – в первую очередь. Это миллиарды долларов в год.

В этой ситуации общество должно отслеживать и искать все эти проблемы. По большому счету, когда появляется подобная информация, в рамках нормального государства, должна начинать проверку Счетная палата, правоохранительные органы. Но у нас получается так: Счетная палата выявляет факты хищения нескольких сот миллионов рублей, а расследует дело по хищению, знаете, кто? Звенигородский райотдел милиции. Это нормально?

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.