Социальная сеть — место опасной свободы

18.10.2021

Всемирная паутина сделала с нами то, что мы и не ожидали. В футурологических инсайтах доинтернетной эпохи преобладал сдержанный пессимизм: всемирная сеть станет еще одним средством тотального контроля, лишит человека приватного пространства, «всех сосчитает», на каждого заведет досье и заставит жить в соответствии с теми командами, которые откуда-то издалека посылает кто-то невидимый и незнакомый.

Действительность превзошла все ожидания — и, пока во всяком случае, случилось ровным счетом совсем не то, чего боялись авторитетные оруэллы: интернет вручил нам новый инструмент свободы.

Эта новая свобода: свобода перемещения — с правом оставаться на месте; свобода слова — с правом отвечать за нее перед теми, кто тебя готов слушать; персональная свобода общения — с теми, с кем ты бы никогда в жизни не смог пересечься; свобода знать то, что тебе знать необходимо, и самое главное — свобода быть не тем, кем тебя привыкли видеть и знать. Свобода от образа, свобода от тела — право быть другим, возможность изменить свою судьбу и даже выбрать ее тогда, когда прошли все сроки.

Последняя свобода — это свобода в несвободе, особенно ценная. Стесненный жизненными обстоятельствами реального мира человек уходит в мир другой — сетевых игр или социальных сетей. Здесь его ждет другой круг лиц — таких же «аватаров» как и он сам.

На днях в мировой прокат вышел голливудский блокбастер Дэвида Финчера «Социальная сеть» (The Social Network) (в России с 28 октября). Это фильм об изобретателе социальной сети ¹1 в мире — Facebook. Фейсбук и слизанный с него российский аналог ВКонтакте позволяет поместить свою жизнь, точнее ее образ, в интернет. Продублировать ее — если есть желание — до мельчайшей точности, или — если такого желания нет — завести ее «заново», стать другим. Ты сам управляешь дистанцией между реальной жизнью и жизнью в социальной сети: в ширине этой дистанции — образ твоей новой свободы. Которую разделяют вместе с тобой твои виртуальные друзья. Да, мир социальной сети — это отражение реального мира человеческих взаимоотношений, но это — новый мир, созданный нами с нуля, где все, как кажется, можно начать заново, переиграть. Да так, что твоя реальная жизнь по эту сторону экрана может показаться лишь странным, обремененным неуклюжей плотью приложением, которое сваял на досуге какой-то явно криворукий вебмастер.

Рекламный слоган фильма: «Нельзя завести 500 миллионов друзей не нажив ни одного врага». Слоган играет на скрытом противопоставлении термина friend (друг), обозначающего в мире социальных сетей еще одну «связь», и бытового «враг» — слова, не имеющего в функциональном языке социальных сетей соответствующего аналога. В сети все либо «друзья» — либо незнакомцы.

Социальная сеть — это свобода иметь друзей, обернувшаяся свободой не иметь врагов, и свобода быть другим, как и свобода оставаться внутри этого другого, «аватара» — собой.

Но этой свободы могут лишить. Без суда и следствия. Лишить те, кого имеет в виду слоган нового финчеровского фильма под термином «враг».

Опальному бывшему сенатору и бизнесмену Игорю Изместеву в очередной раз — уже в третий — закрыли аккаунт в социальной сети Facebook. Само по себе это, вероятно, невеликое горе для человека, отнюдь не виртуально лишенного свободы. Тем не менее, это чрезвычайно символично: лишенный реальной свободы человек должен быть лишен свободы даже виртуальной.

Около месяца назад отбывающий срок в колонии-поселении известный правый экстремист Роман «Зухель» Железнов дал интервью сайту Liberty, главным редактором которого являюсь я. Нисколько не разделяя человеконенавистническую идеологию молодежных группировок «Фа», тем не менее, мы посчитали, что общество обязано знать, с кем оно имеет дело. На днях пришло известие, что администрация приняла решение о переводе Железнова с поселения в колонию общего режима. Так заключенного наказали за «выход в сеть».

Сеть — если извлечь смысл из этих действий «начальства» — это место опасной свободы. Прежде всего для этого же «начальства». Нужно изолировать заключенного дважды, как будто сеть — это место, куда заключенный сбегает, оставаясь вроде бы на месте.

Когда-то, когда сети еще не было, ее боялись как еще одно средство «лишения свободы». На деле же оказалось все ровным счетом наоборот. Свобода получила еще один шанс в своей борьбе с несвободой. Техника оказалась на стороне нашей свободы, а мы — мы оказались к этой свободе не вполне готовы, мы боимся этой свободы, и стараемся ограничить к ней доступ.

Кажется, что мы играем с интернетом в какую-то странную игру: мы его изобрели, а в ответ интернет изменил нашу жизнь, фактически придумав нас заново, дав нам новую свободу — пусть кто-то зовет ее виртуальной. И теперь ход за нами — что мы готовы сделать с интернетом? И чем интернет ответит нам?

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.