Ливия: триумф соцсетей, фиаско футурологии

07.02.2020

Спровоцированное информационными атаками из Facebook и Twitter в арабские общества, революционное цунами на Ближнем Востоке показало, что социальные сети стали своего рода запалом для взрывоопасной атмосферы арабского мира. Практически во всех странах, вовлеченных в водоворот событий арабского Востока, революционный «флешмоб» был организован посредством рассылки сообщений о намечающихся митингах и протестных акциях через социальные сети, электронную почту и мобильные телефоны.

При этом следует учитывать, что управляющие серверы электронных сетей Facebook, Twitter, Hotmail, Yahoo и Gmail находятся в США и контролируются американскими спецслужбами, имеющими доступ ко всей циркулирующей в них информации. Это позволяет организовать рассылку сообщений заранее подобранной «клиентуре» – своим агентам влияния в странах арабского Востока, которые по сигналу извне собирают в нужное время и в нужном месте критическую массу людей, используя для этого т. н. сарафанное радио.

Люди арабской «улицы», зачастую ничего не знающие о всемирных социальных сетях и не имеющие компьютеров, а иногда и сотовых телефонов, готовы бить витрины, жечь автомашины и бросать камни в полицию, потому что почувствовали возможность расквитаться с власть предержащими. Службы безопасности подвергшихся информационному вторжению государств оказались бессильны противостоять насилию в новой для них форме организации протестного движения, которое сразу же приобрело лавинообразный, неуправляемый характер. Оказалось, что невозможно было предвидеть начало уличных беспорядков, как и источники рассылки подстрекательских сообщений, а после начала беспорядков отключение доступа в Интернет и мобильной связи уже ничего не дало, т. к. процесс приобрел характер лесного пожара.

Бессильной здесь оказалась и мировая политическая прогностика, задачей которой является отслеживание и прогнозирование общественных тенденций. Фактически события на Ближнем Востоке высветили несостоятельность современной футурологии как науки о будущем. Причинами этого являются опора на классический детерминизм развития исторических процессов и линейная аппроксимация общественных тенденций. Однако все возрастающая сложность и динамизм современных обществ, появление многочисленных, неявно выраженных связей между общественными структурами, повышение роли субъектов общественного процесса привели к торжеству хаоса на улицах и площадях арабских городов.

Динамика современного мира стала настолько велика, что пока аналитики занимаются анализом ситуации и разработкой прогноза, сам объект исследования изменяет свою структуру и направление развития. Существующие в нем тенденции меняют свои траектории движения. Появляется «веер сценариев» будущего, которые оказываются полезными только с академической точки зрения. Однако жизнь ставит перед политическими аналитиками другие задачи. От одних требуется выявить тенденции, угрожающие стабильности общества. Другим экспертам поставлена задача определения путей и подходящих моментов времени для «открытия» заданной общественной системы с целью ее разрушения или деформации. Примером этому является политика гласности Горбачева, которая открыла каналы для подрыва основ советского общества, что идеологически обезоружило людей и привело к геополитической катастрофе – развалу СССР. Другим примером является самосожжение Буазизи в Тунисе, которое стало бикфордовым шнуром, взорвавшим Ближний Восток.

Очевидно, что «антропогенный» аспект в политическом прогнозировании играет все большее значение. Знание экспертами политических предпочтений как политических лидеров, так и чаяний народных масс, ценностей и мотиваций участвующих акторов международной политики, равно как и учет социокультурной и идеологической матрицы самих экспертов, определяют качество и направление политического прогноза.

В то же время следует иметь в виду, что современный мир взрывоопасно насыщен людьми с крайне негармонизированным мотивационным внутренним миром. Активность таких элементов социума простирается от обычной коммерческой лихорадки до спекуляций на фондовом и валютном рынках, и развивается на фоне нереализованных амбиций, как это было в случае Буазизи – молодым человеком с высшим образованием, который был вынужден торговать овощами. Эти люди, находясь в постоянном поиске своего места в жизни, по существу становятся марионетками, попадая под влияние социальных сетей, настроений уличной толпы или идеологии радикальных движений. И если у такого человека отсутствует внутренний моральный стержень, то невозможно представить, какой мотив возобладает у него в следующий момент времени.

Это наполняет современную прогностику психологическими и конфессиональными веяниями и придает ей оттенок загадочности и мистицизма, что пытаются использовать некоторые аналитики для поднятия своего имиджа, чему благоприятствует театрализованность событий на улицах городов, приобретающая форму политической драмы с элементами насилия, противостоянием сторон и жертвами участников этого псевдореволюционного действа.

Освещающие эти события СМИ и информация в социальных сетях еще более накаляют обстановку массового психоза. «Прямые» репортажи, снятые на камеры сотовых телефонов неизвестно кем и неизвестно где; сообщения о многочисленных жертвах, павших от рук правительственных сил, но не показанных из гуманных соображений; репортажи из якобы захваченных повстанцами городов; беспорядочная стрельба из зенитных пулеметов для создания обстановки боевых действий; обломки якобы сбитых самолетов правительственной авиации, бомбившей повстанцев; «переход на сторону народа» сына Каддафи, ливийских дипломатов в США и Франции… Однако если внимательно присмотреться, то видно, что в СМИ разыгрывается виртуальная война, смонтированная и отретушированная на компьютерах и вброшенная в виртуальное пространство в качестве информационной жвачки для обоснования санкций СБ ООН.

Если Тунис и Египет были первыми пробами заокеанских режиссеров этого псевдореволюционного спектакля, то Ливия – это первая реальная боевая операция мировой информационной войны Запада против неугодных режимов. Если на Балканах, в Афганистане и Ираке Вашингтон еще использовал силовые методы глобального передела мира, имеющего целью смену лидеров в тех странах, которые представляют стратегический интерес для США, то сейчас Запад инициирует приведение к власти в странах Ближнего Востока лидеров нового поколения – технократов, получивших образование и воспитание в США и Европе, которые призваны упрочить позиции Соединенных Штатов при одновременном ослаблении влияния Китая, ЕС и России. Это и есть сетевая стратегия «управляемого хаоса», которая оказалась новым эффективным средством сохранения американского глобального лидерства с минимальными финансовыми затратами, если не считать расходы на выдвижение авианосцев к берегам Ливии и издержки мировой экономики от повышения цены на нефть.

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.