Кому мешал Живой Журнал?

30.12.2018

За последние дни даже люди, ничего не понимающие в компьютерах и сетях, выучили термины DDoS и «ботнет». Первая атака на LiveJournal случилась 30 марта, вторая — 4 апреля, сегодня, 6 апреля, в 10:00 началась третья.

Оба пресс-релиза, выпущенные по этому поводу компанией SUP, управляющей ЖЖ, традиционно устроены так, что понять из них ничего нельзя (вот первый, а вот второй); хотя если кому интересно, что такое флуд и SYN, можно заглянуть в соответствующую статью «Википедии».

Все это, прямо скажем, не новость: в последние несколько лет DDoS стали наиболее эффективным и самым часто используемым оружием в, условно говоря, «кибервойнах» — просто потому, что от достаточно большого ботнета, состоящего из, скажем, десятков тысяч компьютеров, защиты в общем не существует. Фактором уязвимости является сам тот факт, что ширина канала и скорость обработки запросов — конечные величины. С другой стороны, себестоимость организации такой атаки невелика. В России о DDoS заговорили в августе 2008 года, когда неизвестные хакеры положили правительственные сайты Грузии и грузинские онлайновые СМИ. Считается, что за атаками стояло российское правительство, действовавшее через Russian Business Network, но доказать, как это обычно бывает в таких случаях, ничего не удалось. На самом деле еще раньше, в 2007 году, во время памятной эпопеи с Бронзовым солдатом, имела место атака «Наших» на сайты эстонского правительства — первая и последняя, за которую кто-либо взял на себя ответственность, правда два года спустя. После появления в «Коммерсанте» той самой заметки, ссылка на которую приведена выше, DDoS-атаке подвергся и сам «Коммерсантъ», что вызвало понятные подозрения в адрес все тех же «Наших». Однако на сей раз, как и в истории с Грузией, желающих явиться с повинной не обнаружилось.

6 августа 2009 года произошла еще одна масштабная история в этом роде: от DDoS пострадали Twitter, Facebook, LiveJournal и даже Google, а дело вроде бы было в том, что атаковали грузинского же блогера cyxymu, который через это даже удостоился отдельной статьи в англоязычной «Вики». Наконец, последняя (не относящаяся к России) атака, которая у всех на слуху, — это Operation_Payback, в ходе которой хакеры положили за «прогиб» перед правительством США сайты MasterСard, Visa и PayPal, отказавшиеся проводить платежи в пользу Wikileaks.

Легко понять, отчего при любой сколько-нибудь заметной DDoS-атаке сразу же возникают подозрения политического характера: все крупные инциденты этого рода в России имеют несомненный политический подтекст. Более того, из истории с эстонскими сайтами видно, что первое время инициаторы даже не особенно и скрывались. Относительно нынешних попыток вывести из строя LiveJournal консенсус сформировался практически сразу, тем более что из комментария эксперта «Лаборатории Касперского» следует, что по крайней мере самая первая атака, относящаяся к 24 марта, была все-таки направлена на дневник Алексея Навального. Атака 4 апреля, по заявлению того же эксперта, уже была направлена на тридцать с лишним блогеров-тысячников. Насколько это все соответствует действительности, совершенно непонятно. Так, Д. Кудрявцев называет заметку М. Гарнаевой «бессмысленным малоинтересным враньем» и объясняет, что самых атакуемых адресов нет в приведенном списке. Гадать нет смысла, подождем, пока кто-то из заинтересованных лиц обнародует реальный список атакуемых; рано или поздно это произойдет. Мне же кажется более интересным совершенно другое.

Если принять за рабочую гипотезу предположение о политическом заказе, комментаторы, скорее всего, правы: смысл атак состоит в снижении влияния LiveJournal как политической площадки для высказывания. В том, что касается организации, и Facebook (у которого пока в России 4 млн пользователей), и даже «Вконтакте» (у которого в разы больше) предоставляют возможностей никак не меньше, а то и больше, чем ЖЖ. Как бы интеллектуальная публика ни морщила нос, объясняя, что во «Вконтакте» «одна школота», учетные записи там у всех более или менее есть, пусть неиспользуемые или используемые редко. Степень связности во «Вконтакте» и Facebook даже больше, чем в LiveJournal. Проблема в том, что и то и другое — социальные сети, а ЖЖ скорее социальное медиа, дающее возможность быстро довести довольно большой объем информации до большой группы социально активных граждан. Легко представить себе, что после резкого взлета популярности того же Навального нашлись сообразительные люди, понявшие, что бороться надо не с отдельными персонажами, а с площадкой в целом, — условно говоря, не с журналистом судиться, а газету закрыть.

На самом деле «газету закрыть», будь на то желание государства, можно гораздо проще и в течение одного дня — именно так, напомним, и поступили в свое время в Казахстане. Так поступают другие авторитарные государства, начиная с Китая, блокирующего что ни попадя, и Ирана, блокирующего социальные сети время от времени, кончая Египтом, где правительство Мубарака, как только начались события на площади Тахрир, просто отрубило интернет целиком. А вот то, что происходит в России с ЖЖ, может происходить только в России. Дело в том, что никакого такого «государства» у нас нет, — ни демократического, ни полицейского, ни авторитарного, никакого. Нет института, который хотел бы и мог бы принимать решения такого рода. То, что называется в России «государством», — это сложная и неуправляемая структура, состоящая из различных групп, интересы которых иногда пересекаются, однако «общей платформы» у этих групп нет.

Глупо говорить, что нынешние акции организованы «Кремлем»: нет никакого «Кремля», точно так же, как нет никакого «Правительства» и никакой «Власти» (ну, кроме известного журнала). Одним из владельцев LiveJournal (уж не знаю, напрямую или нет) является, в частности, Алишер Усманов — куда уж ближе к «Кремлю» и к «Власти». Если это политический заказ, то заказ одной из групп влияния. Какой именно, не знаю и не собираюсь заниматься гаданием на кофейной гуще. Но интереснее другое: все имеющиеся группы влияния (понятно, что некоторые включают в себя буквально первых лиц этого «государства») оказались вынуждены использовать для своих действий и высказываний внешних агентов. Одни не могут пойти и выключить ЖЖ или хотя бы заявить во всеуслышание, что пора его выключать: баста, товарищи карапузики, танцы закончены. Вместо этого за деньги из внебюджетных фондов (или что у них там?) нанимают непонятно каких хакеров, атакующих непонятно кого. Вторые за малую копеечку нанимают полчища усердных идиотов, пишущих патриотические комментарии (или славословия в адрес известного режиссера) под каждой записью. Третьи не сажают неугодных журналистов, пусть даже по сфабрикованным обвинениям, а платят бандитам за избиения и убийства. Кто именно эти первые, вторые и третьи — важно, но это мы в свое время узнаем, когда они сядут на скамью подсудимых, а потом и отправятся на нары, — это, конечно, неизбежно. Однако, гораздо важнее, что все эти истории демонстрируют нам среди прочего тотальную делегитимацию государства, не способного от собственного лица честно производить действия, высказывать идеи и даже осуществлять насилие. Опасность этой ситуации состоит в том, что собственно орудия насилия (все равно, арматура это, ботнет или фальшивые бюллетени для голосования) оказываются в руках посредников, это насилие реально осуществляющих. Рано или поздно нынешняя шаткая конструкция, которая держится примерно на одном человеке («и вы его знаете»), рухнет — не сегодня, так завтра. Посредники обретут политическую субъектность и начнут войну друг с другом, уже из своих собственных соображений.

Такая ситуация как раз и называется, если я правильно понимаю, failed state.

Читайте также: Новости Новороссии.