Выборы: чего боится Путин?

31.12.2019

Сергей Алексашенко, бывший высокопоставленный финансист, а ныне профессор и популярный публицист, написал и опубликовал в своем блоге статью на тему, которая становится все более насущной. Это о том, что нам, каждому из нас, следовало бы делать на предстоящих выборах в Государственную думу. Автор рассматривает несколько вариантов поведения: идти или не идти, зачеркивать в бюллетене что-нибудь, рвать показательно или тихо уносить его домой на долгую память. Он толково перечисляет плюсы и минусы, рассуждает убедительно, советует неназойливо, хотя общий тон его печален: как ни крути, а нормального волеизъявления все равно не выйдет.

Короче, в статье «С чем идти на выборы?» автор проявил все те достоинства, за которые его любят слушатели и читатели: рассудительность, доказательность, эрудицию. И даже краткая фраза, о которую я споткнулся, тоже выглядит как бы разумной уступкой упрямой действительности, с которой, хочешь-не хочешь, приходится иметь дело.

Для лучшего отражения авторской позиции, я приведу весь абзац целиком, выделив курсивом только ту его часть, которую стоит рассмотреть особо.

«В сегодняшней России, — пишет С. Алексашенко, — нет свободных и равных выборов. Нынешняя власть создала такую юридически-организационную конструкцию, которая делает невозможной её поражение. Наша Государственная дума будет сформирована не по итогам выборов (кстати, у меня мало сомнений в том, что при действительно свободных выборах ЕдРо стало бы крупнейшей фракцией с 35-40% голосов), а на основании протоколов, оформленных чиновниками разных уровней, исходя из их безграничного усердия по исполнению самых безумных указаний сверху. Но даже в такой ситуации власть отчаянно боится свободных выборов, боится появления реальной политической оппозиции в парламенте и посему отказала в регистрации ПАРНАСу и другим политическим оппонентам».

По-моему, отсутствие сомнений по поводу 40-процентной победы ЕдРА — просто оговорка. Я уверен, что и сам автор, удели он ей чуть больше внимания, взял бы эти слова обратно. Да и нам нет резона цепляться к иным лексическим поспешностям, если бы, как в данном случае, за ними не крылись обильные пласты общественных заблуждений. Именно: будто Путин со своей партией перестраховываются, а их страх перед поражением есть плод больного воображения.

Но вот эту телегу на Путина катить не надо. Человек знает, чего бояться.

Для прояснения проблемы давайте произведем небольшое филологическое усовершенствование. Вместо слов «действительно свободные выборы» впишем такое: «при подсчете голосов без приписок и обмана». То есть избиркомы перестанут мухлевать со списками избирателей, с открепительными удостоверениями, с «автобусными каруселями», со вскрытием урн, с вбрасыванием бюллетеней, подчистками в протоколах, приписками в избирательных комиссиях всех уровней. То есть при вольном допущении, что честнейший В. Чуров и его ведомство пробудятся, прозреют, обретут слух и непримиримость ко всем тем ухищрениям, которые они отрабатывали годами и в которых достигли изрядных достижений.

В этом случае, верно, «Всероссийская партия воров и жуликов» получила бы, не исключаю, 35-40 процентов голосов.

Но, пардон, при чем тут свободные выборы? Или даже того более — «действительно свободные выборы»? Подсчет голосов — всего лишь часть избирательного процесса. Очень важная, однако, вместе с публикацией итогов (где, кстати, тоже не все чисто) — часть завершающая. Но, вы думаете, при Сталине, особенно после войны, избиркомы занимались подтасовками? Не было нужды. Избиратели знали, что каждым чуждым голосом немедленно займется проницательное МГБ, а потому 99 процентов набирались всплеском стихийного единогласия.

Сегодня чекисты не столь вездесущи, как в былые времена, но это восполняется рядом иных достижений путинского режима. К ним относятся мощное силовое вытеснение с политической площадки всех неугодных партий, объединений и конкретных лиц. «Партия воров и жуликов» держит в резерве фантастические деньги воров и жуликов, однако не нуждается в их поддержке. Путин щедро черпает, на что ему вздумается, деньги всей страны. Он поставил на службу ЕдРУ практически неограниченные ресурсы государственных банков, корпораций, акционерных обществ. Все телевизионные каналы бесстыдно служат Путину, и все они цепными псами бросаются на тех, на кого их натравит лукавый вождь своей незримой чекистской отмашкой.

Но и это еще не все, что уродует народное волеизъявление даже при самом безукоризненном счете. Путин развязал против избирателей жестокую психологическую войну. Вопреки Конституции, вопреки азам закона он ввел в действие какой-то Филькин Фронт, куда записывают даже не подушно, а заводами и пароходами.

И при этом гигантском размахе массового охмурежа — ни одной открытой дискуссии. Оба начальничка днем и ночью торчат в ящиках, но и на миг не смеют показаться в открытой дискуссии с политическими соперниками. Даже с заводными цыплятами В. Суркова, побившего все рекорды Карабаса Барабаса, наш тандем не рискует скрестить свои картонные шпаги.

И как верх издевательства над избирательным процессом — проверенная веками провокация всероссийской безнадежности. Все вокруг только и говорят: все решено, цифры уже вписаны, выборы обречены. Казалось бы, развеять подобные суждения — прямая обязанность Чурова и его людей. Выступить с опровержениями по телевизору, показать неподкупную электронику, заверить в своей непредвзятости. Словом, отмазаться.

Но ничего подобного. Они отмалчиваются не от лени, но строго по утвержденной диспозиции. Общество должно впасть в глубокое уныние, убедившись, что избирательные комиссии бдят не в силу конституционного долга, а потому что самим паханом поставлены на атасе. Общество должно сполна прочувствовать, что выхода нет.

Вот тогда-то все пройдет гладко и без процентов из волшебной бороды В. Чурова. А приписывать, если придется, так только послушным оппозиционерам. Кому на приставной стульчик, а кому и на целую фракцию.

Мнение о том, будто ЕдРО «все равно», «и так», «и без безграничного усердия чиновников» наберет «свои» 40 процентов, основаны на распространенном арифметическом заблуждении. Многие люди, и не только дети, искренне полагают, что на вопрос «сколько будет дважды два» есть несколько вариантов ответа. Будто «дважды два равно семи» есть ответ, который вернее и точнее, нежели «дважды два равно двести семнадцать». На самом деле оба ответа в равной мере неверны. Сегодня Путин и его люди не оставляют сомнений в готовности идти на любые мерзости ради захвата Думы на следующие пять лет. Но даже если бы они смирились перед списком Кардина, устыдились Европы и раскаялись пред ликом Феликса Эдмундовича — все равно предстоящие выборы свободными уже никогда не будут.

А вот освободите телевидение, избавьте Конституцию от произвольного толкования лиговской пацанвы, выпустите Грызлова один-на-один с Рыжковым в прямом эфире, посадите в тюрьму Кулистикова за клевету особо изощренным способом… Короче, проведите хоть раз действительно свободные выборы… Вот тогда и поглядим, какие 40-процентные кости останутся от пира победителей, что нынче справляет «Партия жуликов и воров».

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.