Турция создаст «исламское НАТО»?

05.07.2020

Как говорили отцы геополитики, «целью любой войны является мир, желательно лучший, чем довоенный». Лучшим новый мир должен быть, разумеется, для тех, кто войну инициирует. В тесной связи с приведённым выше постулатом находится и то, что критерием «улучшения» мира чаще всего выступает увеличение количества доступных углеводородов.

Уже можно с полной уверенностью говорить о том, что начавшиеся зимой события на Севере Африки — суть системный процесс, содержащий в себе все вариации политики, от дипломатического давления и реализации технологий работы с населением до прямого военного воздействия на неугодных. Причём военное воздействие происходит в новой форме, своеобразной «театральной», «твиттероцентричной» войны, в которой главное оружие — информационный «взрыв», авиаудары же выступают следствием.

Цель этого комплекса мероприятий — ещё больший контроль США над месторождениями нефти и газа, их добычей и транспортировкой. C попутным «отсечением» конкурентов от важного региона путём создания охватывающего несколько государств «очага нестабильности». Который, с учётом географических и исторических условий, всё более напоминает некий «псевдохалифат» под руководством радикалов всех мастей.

Масштабы происходящего велики, и каждый новый шаг производит множество последствий. Наряду с крупными игроками, решающими свои задачи, неизбежно появляется и «второй эшелон» действующих лиц, стремящихся использовать удобную ситуацию и для собственной выгоды, заполучить куски стремительно делящегося нефтегазового пирога, и усилить позиции на других фронтах.

Как уже говорилось, к власти в охваченных «арабской весной» государствах медленно, но верно приходят организации с идеологией в стиле Братьев-мусульман«. А в соседней Ливии, в качестве консолидирующей силы, вполне официально действует «Аль-Каида» (ее ливийский филиал, Ливийская исламская боевая группа, по факту уже признан Западом «демократической организацией»).

Можно не сомневаться, что радикальные исламисты неизбежно придут к власти. Даже официальные дипломатические каналы информации свидетельствуют — ситуация в регионе совершенно не соответствует тиражируемой картине «победившего демократического народа».

К примеру, по словам спецпредставителя президента РФ Михаила Маргелова, в Египте «Братья-мусульмане» зарегистрировали Партию Свободы и Справедливости, которая стала, по-сути, единственной политической силой в стране сейчас, которая опирается на бедные слои населения. Если эта партия через парламент придет к власти, Египет ожидает, в лучшем случае, стагнация и конец той авторитарной модернизации, которую железной рукой ввел Мубарак«. Спецпредставитель президента РФ также напомнил, что в Тунисе был снят запрет с исламистского движения «Ан-Нахд», шансы которого на выборах тоже оцениваются чрезвычайно высоко. По его словам, активно действуют «братья» и в Сирии, где был организован , по примеру Ливии, Совет национального спасения, в который, помимо либералов и представителей племен, вошли «Братья-мусульмане». «Если Запад признает этот Совет, в Сирии развернется некое подобие ливийского сценария, который, конечно, будет чрезвычайно опасен и неправилен», — констатировал Маргелов. От себя же добавим, что шансов на то, что события пойдут в ином направлении, практически нет. Как показывает опыт последних двадцати лет, каждую очередную жертву США и их союзники пытаются добить любыми способами. В Сирии на «Братьев-мусульман» сделана очень серьезная ставка, и отказываться от нее никто не собирается.

Насколько «противоестественен» такой союз? Обращаясь к событиям последних лет можно отметить удивительную закономерность. В определенные моменты истории радикальные исламисты под американским кураторством совершали немало действий, разворачивающих развитие государств в выгодную США сторону (вспомним, к примеру, борьбу с просоветскими режимами в 1960-1980-х годах, от Йемена до Афганистана). А в другие моменты представители этой же силы выступают таются добить любыми способами.апаный ет, жертву, избранную «направлении, практически нет. в качестве официальных противников США, обеспечивая повод для вторжения американских войск. Сейчас, как видно, участие «Аль-Каиды» в политике представляется более выгодным.

Несмотря на то, что до выборов в странах Северной Африки ещё далеко, некоторые направления внутренней политики можно предположить уже сейчас. Правительство Египта планирует ужесточить правила въезда в страну и предпринять меры по «реформе» туризма для приведения его в более сообразный с исламскими нормами. Появление в бикини на берегу будет наказываться штрафом — и это в насквозь туристическом Египте! Представители местного турбизнеса подсчитали, что с принятием таких мер страна может потерять 13 млрд. долл. годового дохода.

Столь явная «исламизация» немалого пространства привносит в чистые военно-экономические ракурсы другие оттенки. В виду столь очевидного перекроя Средиземноморья, весьма усилилась Турция. И не только в области туризма.

Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган проводит политику, направленной на постепенное приближение норм турецкой политической жизни к европейским стандартам. С другой стороны, идеологически Эрдоган находится в лагере политического ислама. Поэтому идея использования «исламизации» Египта, Туниса, Ливии и в перспективе — Сирии в интересах Анкары рано или поздно должна была возникнуть у его правительства. Ведь в условиях повсеместного хаоса лишь Турция может выступать одновременно в качестве стабильного, сильного исламского государства и в качестве союзника США, пользующегося благосклонностью Белого Дома.

Взять под своё «крыло» зарождающиеся «исламские демократии» может либо Турция, либо Саудовская Аравия. Однако саудовский политический строй слишком архаичен, его при всем желании нельзя выдать за «демократический порядок». Кроме того, саудовская монархия, располагая огромными финансовыми ресурсами, не является мощной военной силой. Ее ресурсов может хватить на подавление восстания в маленьком островном государстве Бахрейн, но не более того. Зато Турция, армия которой в НАТО уступает по численности лишь США, выглядит куда предпочтительнее с точки зрения вопросов «обеспечения безопасности».

На этом фоне Эрдоган приступил к созданию собственного «исламского НАТО». Было объявлено, что Турция намерена заключить в ближайшее время военное соглашение с Египтом. Подписание соответствующего документа ожидается во время визита Реджепа Эрдогана в Каир, 12 сентября. До самого последнего времени, осуществлению такого хода мешал глава Египта Мубарак, предпочитающий видеть в роли центра влияния на исламский мир Египет и себя лично. Теперь же всё изменилось. Можно ожидать того, что грядущий военно-политический альянс исламских государств региона недолго будет состоять лишь из двух членов.

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.