Ахмадинеджад провоцирует свою отставку

15.12.2021

На состоявшееся в Иране в среду 14 марта парламентские слушания по вопросу деятельности правительства и его главы — президента Махмуда Ахмадинежада отреагировала тем или иным образом вся иранская пресса.

Газета «Иран» — орган официального информационного агентства ИРНА — охарактеризовала их 15 марта как политический спектакль, в котором на вполне серьезный вопросы давался шутливый ответ. Праворадикальная «Джомхурийе эслами» в тот же день вышла со следующим главным заголовком: «Реакция депутатов парламента на слова президента: это было оскорбление величия парламента и значимости народных избранников». Газета «Энтехаб»: «Ответы президента ошеломили парламентариев»». «Эътемад»: «У нас все тот же президент». Одна из старейших иранских газет «Эттелаат» процитировала слова спикера иранского парламента Али Лариджани:» «Парламент — не место для таких шуток». И, наконец, авторитетная вечерняя газета «Кейхан»: «Депутаты парламента: президент не ответил на наши вопросы».

Такое в новейшей иранской истории случается впервые: президент, глава исполнительной власти, приходит в законодательный орган страны и вынужден отвечать на многочисленные, часто — нелицеприятные, вопросы депутатов. 14 марта, после многомесячных проволочек и не всегда мотивированных отказов, Махмуд Ахмадинежад появился в здании Собрания Исламского Совета. Президента сопровождали 8 наиболее преданных ему министров. Снаружи здания работала «группа поддержки». Там же митинговала и противники главы исполнительной власти. Слушание состоялось на пленарном заседании парламента, длилось оно более двух часов. Если подвести итог, то он следующий: президент пытался своими несуразными ответами и ненужными шутками осмеять достаточно серьезную процедуру слушания, но вызвал нешуточный гнев законодателей. Гнев был настолько силен, что депутат из Казвина аятолла Кодратолла Алихани резюмировал его одной фразой: « Антипрезидентский настрой парламента стал сегодня еще более жестким…Логичным продолжением сегодняшнего процесса будет выражение импичмента». Другой видный деятель религиозного лагеря, аятолла Мохаммад-Таги Рахбар добавил к этому: « Если до сегодняшнего дня парламент иногда вставал на защиту президента, то нынче это кончилось». Слушание не ограничилось лишь острыми словесными перепалками, вылившись и в самую настоящую драку между сторонниками президента и его оппонентами, которых, казалось, было намного больше.

В начале слушаний слово взял Али Мотаххари — инициатор процесса вызова президента в парламент, руководивший и группой депутатов, конкретизировавших в вопросах претензии законодателей к правительству. Эта группа свела воедино все, что уже давно прорывалось наружу и выливалось в серьезное противостояние между двумя ветвями власти. В вопросах были затронуты такие нашумевшие поступки президента как его 11-дневное самоустранение от исполнения прямых обязанностей, демонстративная конфронтация с религиозным лидером страны аятоллой Али Хаменеи, неправомочная отставка главы МИДа Манучехра Моттаки во время нахождения в служебной командировке в Африке, обвинения парламента в некомпетентности, неприкрытое кумовство, выражающееся в постоянном протежировании своего родственника Эсфандияра-Рахима Мошаи, назначенного на должности первого вице-президента, бездарном волюнтаристском подходе к вопросам экономики и др. Президента заклеймили и в чрезмерной мягкости по отношению к вопросам соблюдения исламской морали и религиозных этических норм. Были и более серьезные обвинения — ослаблении базовых принципов Исламской революции.

Такие обвинения законодателей имеют под собой действительно реальную основу. В Иране часты заявления о том, что в своих заявлениях президент грубо искажает действительную картину иранской реальности. Вот одна из таких реляций. Почти год назад в одном из телевизионных интервью Ахмадинежад сказал, что в Иране покончено с голодом, и в стране нет больше нуждающихся в пище и одежде. По его словам, совсем покончено и с социальными проблемами. Президент громогласно заявил тогда, что в 1390 иранском году в стране будет создано два с половиной миллиона новых рабочих места. Тогда один из иранских сайтов отреагировал следующим образом: в подобных заявлениях президента нет ничего, кроме простого надувания щек. Опровергая бравурные обещания Азхмадинежада, аналитики в мае прошлого года предсказали, что в начавшемся году страна столкнется с еще большей инфляцией, безработицей, что предвидится падение жизненного уровня населения. Было еще одно серьезное обвинение: год назад Ахмадинежад не сумел обратить на благо народа Ирана очередное резкое повышение цен на энергоносители.

В стране до сих пор памятны случавшиеся в прошлом году неоднократные стычки между президентом и религиозным лидером. В апреле 2011 г. это вылилось в открытое противостояние: и Ахмадинежад начал саботировать выполнение должностных обязанностей. 26 апреля без него прошло заседание президиума правительства ИРИ. На предыдущем заседании его также не было. Все объяснялось просто — такова была реакция на решение аятоллы Али Хаменеи о восстановлении аятоллы Хейдара Мослехи на посту министра информации. Обидевшись на Хаменеи, Ахмадинежад саботировал несколько других важных встреч государственного значения, хотя в обычных условиях он отличается крайней щепетильностью и дисциплинированностью в служебных делах. В прессу просочилась информация о том, что президент угрожал Хаменеи даже тем, что если тот продолжит практику отмены его решений, он подаст в отставку. В частности, крайнее недовольство президента вызвало несогласие Хаменеи с заранее анонсированным Ахмадинежадом увольнением министра информации и секретаря Высшего совета национальной безопасности страны Саида Джалили. Такое противодействие аятоллы кадровым шагам президента последний рассматривает как подрыв своего авторитета, публичное оскорбление. Оппозиционный сайт «Джарас» сообщил тогда, что последние нервные движения Ахмадинежада связаны с тем, что он категорически не согласен с тем, что от него к Хаменеи утекает часть важных полномочий. Такое мнение он высказал на заседании президиума Тегеранского муниципалитета, добавив, что его самая важная компетенция — назначение и снятие министров — постепенно уходит. Стенограмма заседания была слита в прессу и подробно комментировалась. Уже тогда, весной прошлого года набирала силу кампания по парламентским слушаниям, что могло в конечном счете привести к реализации процедуры импичмента президенту. Уже в апреле непримиримые противники президента инициировали сбор подписей в поддержку этих акций. Пресса писала, что более 100 депутатов парламента обратились к президенту с письмом, в котором потребовали от него выполнения субординации по отношению к аятолле Хаменеи. Депутатов поддержали и самые высшие чины Корпуса стражей исламской революции — по сути, опора Ахмадинежада на властном Олимпе.

Столкновения не оставили аятолле Хаменеи иного выхода, кроме как инициирование конституционной реформы. Это может положить конец институту президентства как очевидной преграде его реально абсолютной власти. Есть здесь и сиюминутные задачи — Хаменеи пытается тем самым закрыть путь к руководству исполнительной властью политическим сподвижникам действующего президента, в частности, одной из усиленно протежируемых президентом кандидатур — нынешнему главе его офиса Мошаи. Для Ирана это достаточно оптимальный и наименее болезненный путь. Важно и то, что Хаменеи уже убедил в необходимости реформирования структуры исламской власти Совет экспертов — одну из наиболее влиятельных базовых составляющих исламского режима У членов Совета достаточно информации о сегодняшних проблемах, они в курсе всех тех передряг, которые сопровождают взаимоотношения между Хаменеи и исполнительной властью. Совет вынес решение о правомочности реформы, согласившись с введением «технического» поста главы кабинета министров.

Президенту припомнили и чехарду с министерскими отставками. Особенно одиозным было разразившееся 4 года назад дело тогдашнего министра внутренних дел Али Кардана. В опубликованном иранской прессой 12 октября 2008 г. открытом письме общественного движения «Студенты — за справедливость» говорилось, что его пребывание на посту главы МВД противоречит принципам исламской справедливости и подрывает доверие к институтам власти. К тому времени отставки глав различных ведомств продолжались почти полтора года. Первая громкая отставка произошла 13 августа 2007 г., когда своего поста лишился министр нефти Казем Вазири-Хаманэи. Острота проблемы проистекала из того, что в системе исполнительной власти в исламском Иране отставки министров не были достаточно распространены. Более типичными были министры-долгожители вроде бывшего главы МИДа Али-Акбара Велаяти, руководившего этим ведомством 16 лет. Однако за два с небольшим года первой каденции нынешнего президента, являющегося по иранской структуре власти главой кабинета, отставка Вазири-Хаманэи была четвертой по счету, после министров общественного благосостояния, кооперации, промышленности и рудников. Такое могло создать нестабильность в сфере управления. К осени 2008 г. лишились постов 9 из 21 министра. Разумеется, такие коллизии напрямую связывали с методами работы президента.

На заседании 14 марта прозвучала мысль о том, что многочисленные обвинения в адрес президента достаточно беспрецедентны в недолгой истории исламского режима. Тот же Мотаххари выразил сомнение в представляемых правительством цифрах экономического роста. Между теми цифрами, что дает глава исполнительной власти, и реальными показателями, есть явная нестыковка, иначе, по словам парламентария, трудно объяснить провал в создании в завершающемся 1390 году новых рабочих мест. Пытаясь объяснить неудачу правительства в этом вопросе, президент свалил всю вину на парламент, который никоим образом не пытался ему помочь. Неудовольствие депутатов вызвала работа правительства по изменению политики выделения дотаций слабообеспеченным слоям населения. По мнению президента, она заслуживает только положительных оценок. «Тут есть несколько неувязок, мы готовы их решить в самое короткое время». Довольно остро реагировали депутаты и на такой непродуманный шаг Ахмадинежада, как снятия с работы достаточно успешного, на их взгляд, министра иностранных дел Манучехра Моттаки во время его визита в Сенегал. Это, как считают парламентарии, нанесло вред престижу государства, подорвало успешную реализацию иранской политики на новом для нее направлении, явилось отражением неумения Ахмадинежада работать в составе команды, применения тоталитарных методов руководства. Однако больше всего депутатов оскорбил сам подход Ахмадинежада к обсуждению его работы: бесчисленные неуместные шутки, ерничанье, попытки вместо серьезного ответа подвергнуть всех и вся осмеянию и оскорблению. Вот как на них отреагировал один из инициаторов слушаний депутат Мохаммад-Реза Хаббаз: «Здесь, в парламенте, не шутовская арена. Президент не имеет никакого права превращать уважаемое собрание в место насмешек. Он не понимает, что тем самым он унижает народных избранников». Другой депутат, Мостафа -Реза Хоссейни увидел в этом распущенность и вопиющую невежливость. На самом деле, сказал он, в этом я вижу нежелание Ахмадинежада серьезно обсудить те проблемы, которые волнуют законодателей, вместе подумать, откуда взялся такой диссонанс между работой двух ветвей власти, которые должны максимально сотрудничать. «Я думаю, что Ахмадинежад до сих пор пребывает в атмосфере теледебатов почти трехлетней давности, когда подобный тон мог показаться вполне уместным». Депутатов возмутило и то, что президент расценил их вопросы как недостаточно продуманные, объяснив это тем, что у народных избранников недостаточный образовательный уровень. До самого конца заседания Ахмадинежад не прекращал ерничать, сказав напоследок. «Я ответил на все ваши вопросы, причем многие ответы я написал заранее. Если вы оцените мою работу низким баллом, это будет не по-мужски».

Таким образом, налицо дальнейшее обострение конфликта между президентом как главой исполнительной власти и законодателями. Учитывая результаты недавно прошедших парламентских выборов, где явную победу одержали единомышленники Хаменеи, можно прогнозировать самый неблагоприятный ход развития событий. Однако в нынешних условиях противостояния Ирана и значительной части мирового сообщества в связи с иранской атомной программой, последние коллизии в системе взаимоотношения ветвей власти могут и не получить дальнейшего развития.

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.