Лукашенко живет не перспективой, а сегодняшним днём

04.10.2018

Европа разрабатывает очередные санкции против белорусских властей, а в это время белорусские власти усиливают репрессии внутри страны. Есть ли здесь взаимосвязь? Будут ли в Беларуси политические реформы? Когда на свободе могут оказаться политзаключенные?

24 января Мингорсуд рассмотрел кассационную жалобу правозащитника Алеся Беляцкого, осужденного на 4,5 года тюрьмы. Приговор оставлен без изменений, кассационная жалоба не удовлетворена.

В то же время, министры иностранных дел Евросоюза на своем заседании в Брюсселе постановили расширить критерии использования режима санкций в отношении официального Минска. «Мы это делаем по причине все ухудшающейся ситуации вокруг политических заключенных из оппозиции и наступления на демократические ценности. Это нас огорчает, так как режим должен оказывать почести для тех самых ценностей, которые поддерживает остальная Европа», — сказал министр иностранных дел Дании Вилли Совндаль в интервью Радио Свабода.

По упомянутому расширению критериев, сейчас под европейские санкции могут попасть не только лица, которые принимают непосредственное участие в преследовании протестующих в Беларуси, но и нарушители прав человека вообще и личности, которые поддерживают белорусский режим экономически.

— Пока есть мощная экономическая и политическая крыша в Москве, отношения с Европой для официального Минска не интересны, — говорит политолог. — В таком случае можно усиливать давление на демократическое сообщество внутри страны, не выпускать из тюрем политзаключенных, оставлять в силе приговор правозащитнику Алесю Беляцкому… А теми санкциями, что предлагает Запад, белорусскую власть не достанешь.

— Неужели белорусская сторона не понимает, что диалог с Европой — это инвестиции, новые программы, финансы?

— Дело в том, что белорусская власть живет сегодняшним днем. Ближайшими месяцами, ближайшим годом… О перспективе там, по-моему, не думают. Они не считают проблемой развитие страны. Для них проблема — выживание. И этот курс на выживание диктует решение ежедневных проблем, не заглядывая далеко в будущее. Решаются в первую очередь самые острые проблемы. Это угроза социальных волнений и социального напряжения в стране, что стало следствием экономического кризиса, напряженная ситуация в трудовых коллективах. Чтобы навести «порядок», и закручивают гайки. Контакты с Западом в этом смысле отходят на второй план, на перспективу.

— А почему бы не доить двух коров? Отпустить политзаключенных, снова начать косметическую либерализацию, после чего финансовая помощь будет не только со стороны России, но и с Запада.

— За западные деньги нужно платить такую цену, которую белорусская власть считает слишком дорогой. Эта цена — освобождение политзаключенных, ослабление репрессий… Но белорусская власть боится, что в нынешних условиях либерализация может привести к тому, что в обществе исчезнет страх, могут начаться социальные конфликты. Люди уже выходят из официальных профсоюзов, чтобы объединиться в независимые. А там и до уличных протестов не далеко… Так что власть не пойдет ни на какую либерализацию. На Европу просто махнули рукой, тем более, что Кремль пока помогает.

— Но ведь глава государства высказался о возможности проведения в стране каких-то политических реформ…

— Пока что это все слова. Как известно, у нас много делалось всяких заявлений, но многие из них так и оставались словами. К тому же, все эти реформы отодвинуты на неопределенный срок, после парламентских выборов… К тому времени ситуация может еще тысячу раз поменяться. Помните, Александр Лукашенко заявлял о том, что возможен «Круглый стол» с оппонентами? И где он, этот стол? Если реформы и будут, то это будет некая буффонада, перемена декораций, но не серьезные политические реформы. Власть боится этих реформ, как огня. Она видит, как изменилось отношение людей к институтам государственной власти.

— Одним словом, перспектива увидеть в ближайшее время на свободе политзаключенных отнюдь не оптимистичная?

— Пока что виден обратный тренд — давление на политзаключенных. Хотя, на мой взгляд, властям сейчас очень важно заставить «политических» написать прошение о помиловании на имя главы государства. Во-первых, люди будут дискредитированы в глазах народа и оппозиционной среды. Конкуренты таким образом будут деморализованы и нейтрализованы. Во-вторых, это определенный сигнал Западу. Мол, не желаете по-хорошему, тогда смотрите, как будет по-плохому. И наконец — это чисто психологический момент, когда власть хочет сломать врага, получив при этом моральное удовлетворение.

Читайте также: Новости Новороссии.