Тайный визит: освобождение заключенных Беларуси

07.09.2019

Власти освободили еще четырех политзаключенных, что стало событием не только белорусской общественной жизни, но и внешней политики Белоруссии. Институт политических узников выполняет у нас несколько функций. Прежде всего, конечно, это устрашение общества, приучение людей к мысли, что за любое публичное выступление против власти они будут наказаны.

Но у института политзаключенных есть и внешнеполитическая функция. Она состоит в том, чтобы продавать их на Запад в качестве политического товара. В 2008 году за счет освобождения политузников удалось купить размораживание отношений с Западом.

Теперь официальный Минск пытается повторить такой же бартерный обмен. Однако сейчас ситуация для него более сложная. Дело в том, что западные политики и эксперты много раз и в категорической форме утверждали, что никакого торга политзаключенными не будет, их освобождение является предварительным условием начала диалога с белорусским руководством.

Возьмем только два последних заявления на этот счет. 30 августа помощница пресс-секретаря верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности М. Кочиянчич отметила: «Мы уверены, что никакой серьезный диалог между ЕC и Белоруссией невозможен без освобождения и реабилитации всех политзаключенных».

Председатель Европарламента Ежи Бузек 2 сентября, находясь в Белостоке, говорил об отношениях с белорусскими властями: «Теперь ЕС ни в коем случае не пойдет на какие-нибудь договоренности и переговоры в кредит. Сначала президент Лукашенко должен освободить всех политзаключенных…». Т. е. сначала нулевой вариант, возвращение к ситуации 18 декабря 2010 года, и лишь затем переговоры о нормализации отношений между Белоруссией и Западом.

И на этом фоне громом среди ясного неба стала информация о визите в Минск министра иностранных дел Болгарии Н. Младенова, его встреча с А. Лукашенко 26 августа, обещание президента Белоруссии освободить всех политзаключенных до октября. Причем сначала болгарское посольство в Белоруссии неуклюже опровергало этот факт. Письмо с изложением итогов этого визита Н. Младенов послал не только в Брюссель, но и министрам иностранных дел всех стран ЕС. Поскольку круг адресатов был очень широк, то утечки информации вряд ли можно было избежать.

Раскрытие этой дипломатической тайны скорее выгодно официальному Минску. Факт переговоров с Европой может стать формой давления на Россию. Дескать, смотрите, если не дадите денег, будете сильно давить, то мы уйдем на Запад, мосты уже построены.

С другой стороны, обнародование этой информации ставит ЕС, скажем мягко, в двусмысленное положение. Совершенно понятно, почему европейские политики пытались сохранить это в тайне. (Симптоматично, что и решение МВФ по белорусскому вопросу фонд по непонятным причинам также держит в тайне.)

Ибо секретный визит Н. Младенова означает, что Белоруссии удалось втянуть ЕС в торг политзаключенными. Об этом свидетельствует и ранг европейского парламентера, и его стремление сохранить инкогнито. Трудно представить, что Болгария самостоятельно решила вступить в эту дипломатическую игру и развязать белорусский вопрос. Ибо Белоруссия вовсе не является приоритетом для болгарской внешней политики.

Из письма и пресс-конференции министра иностранных дел Болгарии известно, что предложил А. Лукашенко Европе: освобождение политузников до октября и «круглый стол» с политическими оппонентами. Однако остается в тайне, что выставил на кон Брюссель. Можно с большой долей вероятности предположить, что Н. Младенов приезжал не с пустыми руками. Ибо не было смысла ехать, чтобы в очередной раз заявить прежнюю позицию ЕС: освобождение политзаключенных как предварительное условие начала диалога. Состоявшийся визит означает, что диалог начался без выполнения Минском этого условия. Видимо, за освобождение политических узников Европа что-то пообещала белорусскому руководству.

Почему ЕС отказался от много раз декларированной позиции, остается загадкой. Ведь социально-экономическая ситуация в Белоруссии такова, что плод быстро созревает. Он мог вскоре упасть сам, и незачем было Европе суетиться и трясти белорусское дерево.

Ведь принятые неделю назад решения о рыночном обменном курсе на дополнительной сессии валютной биржи означают фактически еще одну девальвацию. Со всеми вытекающими отсюда социальными последствиями. Экономика и общество еще не переварили до конца инфляционную волну от первой майской девальвации, как на голову сваливается вторая.

Чтобы сделать ее меньшей, срочно нужна валюта. Дело в том, что с 15 сентября открывается дополнительная сессия валютно-финансовой биржи, на которой будут свободные торги валютой. Чтобы курс доллара не взлетел до заоблачных высот, Нацбанку придется осуществлять интервенции. А для этого нужны золотовалютные резервы. ЕС здесь мог бы помочь.

Поэтому европейским политикам можно было подождать, пока министр иностранных дел Белоруссии Сергей Мартынов приедет в Брюссель инкогнито с графиком освобождения политзаключенных. Здесь речь идет даже не о принципах, а о политическом результате.

Обратите внимание, как действует Россия. Возьмем газовые переговоры. Объявлено, что контракт с российским «Газпромом» о новой цене на природный газ для Белоруссии с 2012 года будет подписан только в декабре. Известно, что этот вопрос по требованию белорусской стороны увязан в один пакет с продажей «Белтрансгаза». Минск хотел объединить эти два вопроса — пожалуйста.

Контракт будет в декабре, тогда же произойдет приватизация «Газпромом» белорусской газотранспортной компании, и, значит, только к концу года Белоруссия получит заветные $2,5 млрд. А деньги, как уже сказано выше, нужны позарез здесь и сейчас. Но Россия не торопится, время работает на нее, она уверена, что перезревший плод вскоре сам упадет к ногам.

Поскольку кулуарные переговоры Белоруссии и ЕС окутаны тайной, трудно судить о всех нюансах оговоренной сделки. Но создается впечатление, что она уже с самого начала стала трещать по швам. Что было легко предсказуемо, если имеешь дело с нашими властями.

И вот уже белорусские власти, воодушевленные такой непоследовательностью и, как они считают, слабостью ЕС, тут же поспешили открутить назад, отказались от своего обещания провести «круглый стол» с политическими оппонентами. Как явствует из комментариев государственных телеканалов, президент, предлагая диалог, вовсе не имел в виду оппозицию.

Но в таком случае само предложение А. Лукашенко не имеет смысла. Ибо проводить «круглый стол», диалог, переговоры можно только с политическими противниками, людьми, занимающими другую позицию. Никто не ведет диалог со своими единомышленниками, это нонсенс.

Наступать на грабли — это излюбленное упражнение политиков. Некоторым оно даже доставляет удовлетворение.

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.