ИноСМИ: последняя глава эры Путина

21.03.2020

Интервью с Андресом Аслундом (Anders Aslund) – шведским экономистом, экспертом по России и Восточной Европе Института Петерсона в Вашингтоне.

Rzeczpospolita: Сейчас, после победы Владимира Путина на выборах, вы продолжаете верить, что Россия продолжит демократизацию?

Андрес Аслунд: Да. Путин утратил свою былую магию, которая была основана на своеобразном сочетании авторитета и насилия. Перелом наступил в тот момент, когда в ноябре прошлого года многотысячная публика освистала его на соревнованиях по смешанным единоборствам. Когда люди перестают бояться диктатора, он становится смешным. Так что Путин будет испытывать все большее давление. Он, правда, уже сейчас пытается проводить экономические реформы, но это у него не очень получается. Кроме того ему придется пойти на определенные политические реформы. Это последняя глава эры Путина. Он странный политик, верящий в разные теории заговоров, которые придумывают его разведслужбы: например, в то, что Муаммара Каддафи убили американские спецназовцы, хотя известно, что это было не так. И еще он очень эмоциональный человек, и он на самом деле не способен понять, почему народ его уже не любит.

— А народ его не любит?

— По меньшей мере не так, как хотел бы этого сам Путин. Хотя он пользует поддержкой большинства россиян, народ не воспринимает его как царя. Большинство населения его поддерживает, но вся интеллигенция и средний класс настроены против него и постоянно на него нападает. По теории политологов Самюэля Хантингтона (Samuela Huntingtona) и Сеймура Мартина Липсета (Seymour Martin Lipset), Россия просто слишком богата, слишком хорошо образована и слишком открыта, чтобы быть настолько авторитарной и коррумпированной.

— Но на этих выборах у Путина не было ни одного достойного внимания соперника.

— Это так. Владимир Путин продолжает применять репрессивную систему, которая лишает потенциально хороших кандидатов возможности действовать. Но в процессе нового президентского срока он начнет постепенно терять власть. Можно сказать, что это срок будет временем Путина без путинизма. Я ожидаю постепенной ненасильственной трансформации в сторону демократии.

— Как будет выглядеть этот процесс? Что будет происходить, когда Путин вновь вступит в президентскую должность?

— Я думаю, что Владимир Путин оставит на своих должностях не больше трети нынешних министров, а новые люди в кабинете будут довольно молодыми, они будут слабее прежних, и с ними никто не будет считаться. Путин не любит окружать себя сильными людьми, так что ни у кого не будет сомнений, что «полная мера ответственности» лежит на одном человеке. «Единую Россию» уже сейчас стали называть «партией жуликов и воров», и Владимир Путин старается иметь с ней как можно меньше общего. Он не оказывает ей поддержки и избегает даже упоминаний о ней, что выглядит, конечно, довольно странно.

— Насколько реален другой сценарий, при котором Путин останется у власти на 12 лет?

— Я сильно сомневаюсь, что так произойдет. Я бы, скорее, ожидал, что Путин попытается пойти путем Бориса Ельцина и «выпутаться» из политики. Я не думаю, что ему все еще нравится занимать должность президента и быть презираемым всей российской элитой. Это, действительно, очень эмоциональный человек.

— Значит, вы верите, что слезы, которые текли по его щекам после объявления результатов выборов, были искренними?

— Я думаю, да. Достаточно взглянуть на него, когда он выступает по телевидению, чтобы понять, в каком он настроении. Если посмотреть на его встречи с иностранными политиками, можно легко сказать, кого из лидеров Владимир Путин любит, кого ненавидит, а к кому он совершенно равнодушен.

— Какой будет внешняя политика Путина во время его нового срока?

— Определенно, плохой: с внешней политикой Путин справляется очень неважно. Это было видно хотя бы по тем большим успехам, которые сделала российская дипломатия начиная с ноября 2008 года, т.е. с момента, когда ей стал заниматься Дмитрий Медведев. Можно сказать, что он был в большей степени министром иностранных дел, чем президентом. И России это пошло на пользу, т.к. Медведеву, весьма способному дипломату, удалось достичь успехов на всех фронтах: как по вопросам Ирана или Сирии, так и в отношениях с Америкой.

— Президент Путин испортит отношения с Польшей?

— Мне так не кажется. Отношения с Польшей Путин выстраивал как раз самостоятельно — с польским премьером Дональдом Туском (Donald Tusk). Так что я не думаю, что отношения между Москвой и Варшавой сейчас пострадают. Гораздо более сложными, видимо, станут отношения с США. Путин наверняка поднимет вопрос системы ПРО.

— Способен ли Путин справиться с коррупцией?

— Нет, потому что он сам является основой ее костяка. Он будет, конечно, делать что-то в этом направлении, но ему будет нелегко, т.к. известно, что рыба гниет с головы. Так что деньги попадают или к самому Путину, или к его людям. А люди, наживающиеся на коррупции, ищут защиты во властных верхах.

— Вы может привести какие-нибудь примеры в подтверждение ваших слов?

— Конечно. Недавно российские СМИ рассказывали о деле с покупкой медицинского оборудования. Взятки составляли там 35 процентов от всей суммы контракта. Раньше считалось, что деньги попадают к министру здравоохранения и социального развития Татьяне Голиковой. По информации газеты «Новое время», опубликованной в конце февраля, деньги от взяток шли все же на счет Путина. Совершенно ясно, что люди из властной верхушки были замешаны в смерти боровшегося с коррупцией Сергея Магнитского. Но я бы ожидал череды судебных процессов над людьми из низших эшелонов, у которых нет никаких связей с властным центром.

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.