Чуркин: Запад так и не понял, что Сирия — это не Ливия

03.01.2020

Интервью Виталия Чуркина «CNN». Текст представляет собой расшифровку телесюжета.

Несмотря на крутые меры властей, демонстранты продолжают выходить на улицы. После того как на резолюцию Совета Безопасности ООН с осуждением насилия было наложено вето, многие из них скандируют: «Россия убивает наших детей». Ведь это вето наложили именно Россия и Китай.

С нами на связи из Нью-Йорка Виталий Чуркин, он представитель России в ООН. Зачем было накладывать вето?

ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, Постоянный представитель России при ООН: Потому что в проекте резолюции содержался один огромный недостаток. В нем действительно говорилось о необходимости прекращения огня со стороны правительства, но не было ни слова о вооруженных группах оппозиции.

По опыту событий последних нескольких недель мы видим, что основная проблема в том, что как только правительственные войска покидали город, туда входили вооруженные экстремистские группировки. Это приводило к продолжению насилия. Так что в случае принятия резолюции мы опасались, что оппозиция, радикальная вооруженная оппозиция, решит, что готова к очередному наступлению на правительство. И это, конечно, будет означать катастрофу. Это будет означать гражданскую войну.

Что нужно сделать сейчас для прекращения насилия со всех сторон — добиться возвращения и усиления миссии мониторинга. Может быть, добавить наблюдателей ООН к наблюдателям от Лиги арабских государств. Дождаться принятия новой конституции, проведения всеобщих, многопартийных выборов в Сирии. В этом суть нашей стратегии, которую мы пытаемся продвигать в наших контактах с Дамаском и с оппозицией, с Лигой арабских государств и нашими партнерами в Совете Безопасности.

Господин посол, есть еще и то, о чем вы здесь не упомянули. Лидеры России заявляют, — по крайней мере, один из них заявил, — что, принятие этой резолюции, по его мнению, означало бы принятие одной из сторон в гражданской войне. Но… на самом деле, ужасно не делать ничего. Это превращает вас в соучастника того, что там происходит.

ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Знаете, если вы задаете мне вопрос, я на него отвечу. Но если вы хотите, чтобы я интерпретировал чьи-то утверждения, которых сам я не слышал, этого я делать не могу. Мы считаем, что визит в Дамаск нашего министра Сергея Лаврова был чрезвычайно важным. Есть стратегия, которой мы можем следовать, в том числе в Совете Безопасности, поддерживая возможное направление туда совместной миссии мониторинга от Лиги арабских государств и Организации Объединенных Наций.

Кроме того, мы получили согласие президента Асада на то, что эти наблюдатели будут иметь возможность развернуться во всех горячих точках страны. Что вице-президент Шара, в соответствии с планом Лиги арабских государств, будет иметь все полномочия на переговоры с оппозицией. Мы должны посадить все стороны за стол переговоров и начать реальный национальный диалог, который приведет к кардинальной трансформации сирийской политической системы.

Знаете, я хочу вас спросить, вы когда-нибудь задумывались, вы или кто-то из вашей когорты, что вы будете причастны к гибели людей. Государственный секретарь Хиллари Клинтон в Мюнхене заявила: «Блокирование этой резолюции, господин посол, означает принятие на себя ответственности за те ужасы, которые происходят на территории Сирии». Как вы ответите на это?

ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Надеюсь, когда-нибудь наши западные коллеги, наконец, поймут, что их стратегия лобовой атаки на нынешний сирийский режим влечет за собой катастрофу и гражданскую войну. Они говорят, что понимают, что Сирия — не Ливия. Но я не вижу того, что они действительно понимают смысл этих слов.

В действительности это означает, что президент Асад, в отличие от Каддафи, пользуется значительной поддержкой населения. Он не оттолкнул от себя политическую элиту, как это сделал г-н Каддафи, и у него есть реальные вооруженные силы, которых не было у Ливии.

Так что если они хотят открыть в Сирии огонь, это будет иметь серьезные региональные последствия. По факту, думаю, это также повлияет на интересы Соединенных Штатов и Европы, которые балансируют на грани экономического кризиса. Это та область, где результаты могут быть не только политические, но экономические. Я действительно недоумеваю, почему они не понимают последствий своей собственной стратегии. Мы пытаемся повернуть дело к политическому решению, прекращению насилия, работаем вместе с Соединенными Штатами, с Европой, с Лигой арабских государств, сирийскими властями и оппозицией. Это единственный способ предотвратить дальнейшую эскалацию конфликта в Сирии с трагическими последствиями.

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.