Вячеслав Костиков: зияющее завтра

18.04.2020

Зачем шумят о «великой России»?

До выборов осталось несколько дней. Из всех стволов палят пропагандистские пушки. Кандидаты соревнуются, «у кого больше»: больше придворных актёров, заслуженных врачей, мускулистых рабочих, больше муки для народных калачей.

Но чем ближе к финишу, тем навязчивее звучит другая тема: тема величия России, её неизбежного светлого будущего. Спор идёт о том, у кого из кандидатов оно светлее, лучезарнее, ближе. Причина устремлённо­сти в зияющее завтра понятна. У народа, слава богу, глаза не на заднице. И когда он поутру, поёживаясь от холодка, выходит на улицу, то видит не лучезарное завтра, не великую Россию, а нашу неприглядную городскую или сельскую явь: толпы на автобусных остановках, нечищеные тротуары, соляную жижу на дороге, сосульки на крыше и…несущихся по встречной полосе заказчиков рекламной кампании о будущем величии.

Бельмо в глазу

Но реальная жизнь — она как бельмо в глазу. Никак не даёт разглядеть рисуемую кандидатами в президенты картину маслом. Когда после работы житель будущей счастливой страны тащится на автобусе в городской пробке, заходит в народный магазин и начинает шарить по карманам в поисках давно обещанного изобилия, он вдруг обнаруживает, что его реальное настоящее (батончик хлебушка, селёдочка, кусок док­торской колбасы) снова опередило счаст­ливое завтра и никак не влезает в сказочную «потребительскую корзину». И он начинает думать не об обещанном счастье, а о том, что будет с его семьёй через год или два.

Повод для тревоги есть: число тех, кто опасается впасть в бедность, с 2000 по 2011 г. возросло с 38 до 58%*. Сегодня людей беспокоит не утрата статуса великой державы, не имперская мощь, а рост цен и неуверенность в завтрашнем дне. Убеждать народ, что по просторам России в новых сапогах-скороходах мчится благополучие, совершеннобессмысленно. Вот власть и запела старую советскую песню о великом будущем. Но найдутся ли желающие слушать, а тем более подпевать?

Имеющий уши…

Ведь у народа помимо глаз имеются ещё и уши. И в интервалах между рапортами губернаторов о том, как расцветает глубинка, как быстро и красиво восстанавливаются в сёлах погоревшие крестьянские дома, в уши постоянно залетает какая-нибудь гадость, которая так и норовит испортить ванильный запах предвыборного счастья. Да вот, к примеру, на днях…

После пожара в одном из клубов Волгограда в Москву доставили самолётом несколько обгоревших посетителей. Казалось бы, как здорово! Проявлены забота, оперативность, гуманизм. Для людей, пострадавших от ожогов, это, конечно, хорошо. Но… давайте на минутку отвлечёмся от предвыборных восторгов и подумаем: а что стоит за этим эпизодом? Посудите сами…

Волгоград — один из крупнейших городов России (более 1 млн жителей), административный центр области, активный участник русской истории. Награждён Боевым революционным знаменем ВЦИК (1919 г.), орденом Красного Знамени (1924 г.), город-герой с 1965 г. И даже город — кавалер ордена Почётного легиона Франции! Прославлен на весь мир великой Сталин­градской битвой. Это прошлое…

Но ведь и нынешнее очень весомо. Волгоград — один из крупнейших в стране культурных, промышленных и научных центров: 16 вузов и академий, 10 крупных научных учреждений, десятки институтов и лабораторий и… особенно подчеркнём — 69 больниц. И что же?

В этом огромном городе, напичканном крупнейшими гражданскими и военными предприятиями, научными учреждениями, больницами и лабораториями, не нашлось возможностей, чтобы на месте оказать серьёзную медицинскую помощь десятку пострадавших от пожара. Каков же тогда реальный, а не статистический уровень развития наших городов и регионов? Или у нас в стране сохраняется ситуация, когда во главу развития, в основу ценностей ставятся танки, ракеты, подводные лодки, а не человек?

Волгоградский случай (а таких случаев множество) вынуждает задавать крайне неприятные вопросы: а как обстоят дела с заботой о человеке в тысячах и тысячах российских городов калибром и славой поменьше? Не выявляет ли случай с Волгоградом каких-то очень болезненных и глубинных проблем развития России?

На днях Росстат подвёл окончательные итоги переписи населения. Данные неутешительны: с 2002 по 2010 г. количество жителей сократилось на 2,3 млн человек. И самая большая по размерам страна находится на восьмом месте по численности населения. На фоне низкой рождаемости население стареет.

Судя по переписи, особенно сильно страдает село: зарастают и приходят в негодность дороги, исчезают школы, клубы, фельд­шерские пункты, деградирует быт. В село не хотят ехать ни врачи, ни учителя, ни специалисты. Потери сельского населения в 3 раза больше, чем городского. В 2002 г. статистики впервые зафиксировали массовое опустынивание российских сёл. И, по прогнозам, этот процесс будет усиливаться. В России ежегодно исчезает около 1000 населённых пунктов.

Скоро исполнится 100 лет, как Россию развлекают аттракционом «Большое будущее». После краха советского проекта, нацеленного на «до­гнать и перегнать», который в просторечии назывался «всем покажем кузькину мать», затеплилась надежда, что и вожди, и сами россияне извлекут уроки из неудачного опыта торговли неземными благами. Что власть перестанет наконец надрывать народ ради неясных горных вершин. Что в основу политики будут положены более понятные цели: организация городского и сельского быта, строительство дорог и дешёвых домов, улучшение доступа к медицине, образованию и культуре — словом, всё то, что социологи называют качеством жизни, а А. Солженицын называл «сбережением народа».

Но похоже, что Россия — это не та страна, где усваиваются уроки. Снова, как и при коммунистах, пугают Америкой и Европой. Снова звучат призывы: «Великой стране — великое будущее!» А лидерывновь повторяют ошибку Фауста: «Но, чтоб утрату счастья заменить, Мы неземное учимся ценить, И в откровенье ждём себе ответа…»

Но ведь судьба доктора Фауста известна…

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.