Нужно ли наказывать родителей, убивающих педофилов?

29.02.2020

Вышла на свободу жительница Северной Осетии, осужденная за убийство молодого человека, которого она обвиняла в изнасиловании своей 4-летней дочери. Эльвина Цогоева призналась в убийстве и сама пришла с повинной в милицию. Пригородный суд Северной Осетии приговорил ее к восьми годам лишения свободы. Однако Верховный суд республики смягчил наказание до трех лет. Причем год женщина уже провела под следствием.

В итоге, через полтора года Цогоева оказалась на свободе. Подробности этого дела вызывали широкий общественный резонанс. Цогоеву поддерживали. Сейчас мы поговорим об этом любопытном юридическом деле со специалистом. С комментариями для «Вести ФМ» — адвокат Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Владимир Юрасов.

«Вести ФМ»: Владимир, здравствуйте!

Юрасов: Добрый день!

«Вести ФМ»: Скажите, пожалуйста, а какие обстоятельства способствовали тому, что всего полтора года — и Цогоева на свободе? Разбирательство было громкое: сначала восемь лет, потом четыре года, потом три.

Юрасов: Есть такой факт в юридической практике, когда суд первой инстанции, что и было сделано, дает тот срок, который считает необходимым. В данном случае — восемь лет. Но так как у нас существуют инстанции выше, чем суд первой инстанции, то Верховный суд дал меньший срок, на что имеет полное право. Возможно, что он посчитал или адвокаты доказали, что приговор в виде восьми лет очень жесткий. На что Верховный суд, последняя инстанция, отреагировал — дал срок три года. Соответственно, это юридически возможно, здесь нет никаких проблем. И я с человеческой точки зрения могу понять человека, над ребенком которого надругались.

«Вести ФМ»: Тем не менее, есть опасение, что это прецедент. В конце концов, суть этого преступления — самосуд. И получается, что если человек сам разобрался с обидчиком собственного ребенка, то он абсолютно точно рассчитывает и на сочувствие в обществе, и на сочувствие в суде.

Юрасов: Да, это тонкая грань, где на одной стороне медали мораль, а на другой — право. Это всегда так будет — где больше морали, где больше права. Как говорится, человек сам для себя это должен понять. Мы, граждане России, должны понять, что нам важнее.

«Вести ФМ»: А с юридической точки зрения, действительно ли есть серьезные преференции человеку, который в состоянии аффекта, пусть жестоко, но отомстил за столь серьезное преступление в отношении детей?

Юрасов: Вы знаете, не дай Бог быть на месте судьи, потому что это очень сложная профессия, и она неблагодарная, потому что идет давление со всех сторон. Конечно, я считаю, будучи на месте судьи, я бы смягчил приговор до трех лет. А почему получилось полтора года? Это тоже нормальная судебная практика, на юридическом языке это называется очень просто: если человек отбывает наказание и пятьдесят процентов наказания он отбыл с хорошим поведением, то через пятьдесят процентов того срока, который вступил в силу, человек может условно-досрочно выйти на свободу.

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.