Россия готовится к новому витку терроризма

02.06.2022

Взрывы в московском метро, по одной из версий, были организованы с использованием террористок-смертниц. В столице усилены меры безопасности, специалисты расследуют обстоятельства произошедшего. Что должны были сделать российские спецслужбы? И поможет ли нашей стране богатый опыт Израиля? Эти и другие вопросы Анатолий Кузичев обсудил с экспертами и слушателями «Вести ФМ».

Кузичев: С вами Анатолий Кузичев, я приветствую у нас в гостях Владимира Валерьевича Евсеева, старшего научного сотрудника Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН. Владимир Валерьевич, добрый день.

Евсеев: Добрый день

Кузичев: Понятно, что произошедшее сегодня мы будем изучать и рассматривать со всех ракурсов, пытаться осмыслить, понять и вооружиться вот в каком смысле: мы не единственная страна, внутри которой или поблизости от которой тлеют разного рода очаги, которые и заставляют внутри страны что-то взрываться. И как мы посчитали с Владимиром Валерьевичем, что в контексте сегодняшних взрывов самый корректный пример для подражания — это Израиль. Корректный потому, что по юридическому статусу, а не по фактическому, это мирная страна, в которой постоянно есть попытки терактов, которые в большинстве случаев блокируются службами Израиля. Понятно, что взрывы все равно звучат, конечно, люди все равно погибают, но тем не менее, спецслужбы, система безопасности в Израиле одна из самых эффективных на планете. В этой связи мы решили с Владимиром Валерьевичем поговорить, чтобы он нам рассказал об этом опыте и о том, насколько он применим в наших условиях.

Идеологическая война

Евсеев: Если говорить о тех странах, у которые серьезные проблемы с терроризмом то, например, вспомним Великобританию, Ольстер, или, например, басков в Испании, то это создает хорошую базу, потому что если нет социальной базы, конечно, сложно найти тех людей, которые, в силу разного рода причин, могут пойти на террористический акт. При этом, как это выяснилось, легче всего под это подпадают женщины, потому что они более эмоциональны, они более восприимчивы к воздействию. А если же имеется социальная база, то легче найти тех людей, которые решаться пожертвовать собой во имя чего-то. И можно сказать, во имя чего. Вот это именно специфика таких государств. Если говорить про Российскую Федерацию, то я не думаю, что для нашей страны характерен терроризм как таковой, но так получилось, что мы все пережили две чеченские войны. Северный Кавказ является той базой, которая подплывет терроризм. Почему? Во-первых, очень высокая коррумпированность власти в отдельных республиках, очень высокая безработица, достаточно высокая рождаемость. Кроме этого, много людей имеют опыт к ведению боевых действий, они в этом участвовали уже годами. И ведь не надо забывать о том, что у многих родственников погибли — и не обязательно на стороне федеральных войск. Исходя из этого, появляется желание отомстить, тем более если исходить уже из традиций северокавказских республик, то у них кровные узы достаточно сильны.

Кузичев: Понятно, это то, о чем вы говорили, что на идеологии уровня «я безработный и не одной секции не работает» вряд ли построишь террористическую сеть. А на идеологии типа «брата моего убили, надо ответить за это им» уже вполне можно что-то строить.

Спецслужбы занимаются не тем, чем должны

Кузичев: Мы говорили об израильском опыте, очень эффективным вы его признали. Эффективной работу, вот тут я подчеркну, системы безопасности страны, а система безопасности как минимум состоит из двух элементов. Это, во-первых, спецслужбы, а во-вторых, это население, которое очень и очень хорошо подготовлено. Я не думаю, что население от этого счастливо. Понятно, что оно воспринимает это как данность, как тяжелую и неприятную. Потому что, конечно, куда приятнее и естественней для человека жить в режиме беззаботном, нежели постоянно «все знают, что делать, все всегда зорко смотрят по сторонам» и так далее. Это немножечко, конечно, на психике как-то отражается и конкретного человека, и общества в целом. Наверняка.

Евсеев: Что бы я хотел бы заметить. Что есть еще один элемент, о котором вы не сказали — необходимо определенное техническое оснащение.

Кузичев: Да, в определенном смысле, видимо, очень высокое.

Евсеев: Да. Конечно, я не думаю, что сейчас нужно говорить о том, что нужно оснащать наши наземные средства транспорта так, как в Израиле это делают.

Кузичев: А именно?

Евсеев: Там сделаны специальные устройства, которые позволяют не впустить террориста в случае его выявления. Блокировки входа.

Кузичев: То есть выясняется он еще в процессе входа. А как выявляется?

Евсеев: Во-первых, это достаточно часто видно. Потому что человек, который готов совершить террористический акт, он сильно отличается от обычных людей. Я могу привести один пример. Когда я работал в Государственной думе, был террористический акт рядом, в гостинице «Националь». И женщина, которая взорвала себя, она не хотела взорваться около Государственной думы, она не смогла найти вход. И когда её увидели, она была совершенно ненормальная.

Кузичев: То есть неадекватно она себя вела.

Евсеев: Неадекватно вела, и в итоге взорвалось около гостиницы «Националь». Взрыв в Государственной думе был слышен. Я хочу сказать, что таких людей все-таки видно, они отличаются от обычных людей в толпе. Особенно если люди уже ждут такого появления.

Кузичев: Психологи тоже говорят, что как бы эти люди там не были подготовлены, тем не менее, люди-то они живые. И как бы они не были готовы ко встрече с Аллахом, они все равно понимают, что через какие-то секунды, минуты, часы земная жизнь их будет закончена. Это не может не нервировать ни одного человека, кроме как, действительно, совершенно ненормального. Это не может не волновать, а, следовательно ,не может не отражаться на поведении человека. Это очевидно.

Евсеев: Если говорить уже о технической оснащенности, я что хотел подчеркнуть: Израиль является таким государством, где система безопасности не только соответствует мировому уровню, это лидер по созданию современных систем безопасности, тех, которых у нас очень часто не хватает.

Кузичев: Стоп. Владимир Борисович, то, что у нас много не хватает, совершенно очевидно. Даже не надо это перечислять. То, чего у нас нет, перечислять гораздо дольше, чем то, что у нас есть. Поэтому давайте с другого ракурса на Израиль посмотрим. Что мы можем взять? Мы же не можем сейчас, в одночасье, поняв, что произошло что-то ужасное, взять вот так вот и начать производить что-то такое высокотехнологичное и конкурентное на мировом рынке. Соответственно, взять мы можем либо в буквальном смысле — попросить, либо воспользоваться именно какой-то системной подготовкой, в том числе израильского населения. То есть что мы можем взять от них? Вот в чем вопрос главный.

Евсеев: Я думаю, что, во-первых, надо использовать их опыт. Опыт по предотвращению таких случаев. Потому что могу сказать, что, например, сегодня был выявлен факт подготовки террористического акта против Израиля в Европе. Он был предотвращен. Но, к сожалению, Россия не смогла предотвратить, потому что, опять же, выражу свою точку зрения, мне кажется, что наши правоохранительные органы порой утрачивают бдительность и занимаются не тем, чем они должны заниматься по долгу службы.

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.