Как можно спасать Россию: село и люди

29.08.2019

В костромской глубинке, высоко на волжском берегу стоит деревня Русиново. Десять лет назад жизнь в ней пошла по новому пути, нетрадиционному для большинства российских сельских населенных пунктов. Здесь нет покосившихся изб с забитыми досками окнами-глазницами, нет привычно неприкрытой деревенской нищеты и полупьяной безнадеги.

В деревню, в глушь…

Игорь Горский впервые попал в Русиново по приглашению друзей в августе 1990 года. Товарищ, артист музыкального театра им. Станиславского, купил здесь неказистую избушку. И с тех пор Горский изредка в Русиново наведывался, любуясь красотами природы и удивляясь несовершенству, а порой и мерзости местного бытия. Все изменилось чуть больше 10 лет назад, когда он устроился по соседству с друзьями и поставил свой первый сборный дом. Для Игоря Михайловича, к тому времени успешного московского бизнесмена, начался новый период в жизни – заработал в столице, отвез в Русиново. Зарегистрировал ООО «Русиново», по сути, фермерское хозяйство. Оно по большому счету не очень прибыльное, что Горский констатирует без всякого сожаления. Каждый год засевает поля зерновыми, но рекордные центнеры с них не снимает. Он и не претендует на богатые урожаи – на корм скоту хватает. Зато практически все на столе свое, даже сливочное масло. Его не волнуют отравленные диоксинами немецкие мясо и колбаски, что вполне могут оказаться на прилавках магазинов. В московском «прикиде» я Горского не видел, ему явно комфортно в валенках, меховой шапке с хвостом и теплой куртке.

В его конюшне три коня для русской тройки, лошадь для верховой езды, еще одна рабочая. И старенький 20-летний пони. Тройка – гордость Горского, зимой коней запрягают в сани-розвальни, летом – в тачанку.

У всех работников хозяйства какие-то очень хорошие, приветливые лица. Конюх Николай, казак, влюбленный в коней, увидев новое лицо, тут же впился в меня и начал рассказывать о пользе верховой езды, утверждая, что «лошадь – лучшее средство от женского бесплодия». С пылом стал приводить примеры лечебного воздействия благородных животных. С существенной оговоркой – все женщины в его рассказах не родили, а «ожеребились». Но главное – результат!

Есть овчарня, курятник, коровник с бычками и стельными коровами. Один бычок гордо носит кличку Михалыч – родился в прошлом мае, точно в день шестидесятилетия Горского.

Ветряная мельница в деревне построена по всем старым правилам. Возможно, она единственная действующая в России. Правда, есть современная хитрость – электромотор помогает ветряку раскручиваться. И один временный недостаток – огромные каменные жернова еще не совсем притерлись, помол выходит чересчур грубый.

Кнут всему начало

У Горского – предводителя деревни авиационный порядок: улицы чистятся, снег убирается. Есть специальные телеги-мусоросборники, их по мере наполнения вывозят. Купил мощный трансформатор, осветил улицы. Теперь свет при включении кем-то электроплитки не тускнеет, лампочки не становятся похожи на спелую хурму, вкрученную в люстру.

На противоположном берегу Волги (это уже Ивановская область) в курортно-элитном городке Плесе ходят легенды, что в деревне введен «сухой закон» и запрещено курение табака. На самом деле это не так. Просто в округе ведется борьба с повальным пьянством среди местного населения – за эту сферу отвечает Майя Семеновна, супруга Горского. Сотни жителей она возила на кодировку от алкогольной зависимости, оплачивая, естественно, эту процедуру. Ситуация выправляется, но сначала Горскому пришлось вести настоящие войны, ездить, с его слов, «по окрестным деревням с кнутом», приводить людей в чувство.

Раньше в деревне каждую ночь на вышке дежурил милиционер из вневедомственной охраны, сейчас обходятся видеокамерами.

Благотворительность Горского имеет границы. Газифицировал деревню он так: пригнал экскаватор, прокопал полуторакилометровую траншею от конечной точки газопровода в соседней деревне Лякино, купил и проложил трубы, сделал разводку к домам. И поставил областных «газпромовцев» перед фактом – подключайте! А им только это и осталось сделать. Деньги, что потратил на эти работы, Игорь Михайлович по большей части вернул – сами газовики и компенсировали. Горский не олигарх какой-нибудь. Ездит без свиты, за рулем сам. Крепкий внедорожник не дань «понтам», а производственная необходимость.

Сейчас он приучает односельчан понемногу платить за комфорт – освещение деревни, вывоз мусора, воду. Деньги в месяц небольшие, 250 руб. с дома, но тут дело принципа – с коллективным иждивенчеством пора заканчивать, отношение к «халяве» не отличается бережливостью.

Присутствие такого деятельного соседа местные быстро оценили. Так, недавно пробурили скважину, поставили накопительную емкость, насосы – водокачка для всей деревни. Да еще стилизованная под старинный терем. Вокруг скважины коллективного пользования по правилам положена охранная зона 30 метров. Горский к соседу – отдай 8 соток для общего блага. А тот в ответ: «Пожалуйста, покупай! Для тебя, так и быть – 150 тысяч рублей за сотку». Игорь Михайлович аж оторопел – земля в Русиново раньше стоила копейки. А у соседа свой резон: «Ты, Михалыч, как хотел? Вода, электричество, газ есть? Есть. Дорога есть? Есть! Теперь у нас земля денег стоит…» Забыл, наверно, что если бы не Горский, ходить ему по воду за полкиллометра на родник в овраг.

Оформляет Горский и свою резиденцию, и деревню в «русском», прянично-сказочном стиле. Славянский дизайн скрывает даже многотонные пожарные емкости и аварийные армейские дизель-генераторы. Дивная детская площадка зимой превращается в каток с горкой-ледянкой, что ведет начало из избушки на курьих ножках Бабы Яги.

Горский кивает на громадное бревенчатое сооружение точно напротив его собственного дома:

– У меня все не так. Задумал одно, выходит другое. Начал строить гараж. Потом посоветовались с супругой – и сделали из него клуб для всех жителей. Или вот поставили дом, подумали… и превратили его в музей крестьянского быта.

Сейчас в музее есть и интерьер старой русской избы с печью, самоваром, ухватом и посудой, и кабинет председателя колхоза, и картины, вышивки, куклы.

Говорят, самая красота здесь летом. Деревня утопает в кустах разнообразных сортов сирени. Пруды вычищены, за десять лет подросли посадки сосен и елей. Заброшенный песчаный карьер за околицей освободили от многолетних залежей отбросов, что оставляли после себя туристы. Любуясь на возведенные при въезде в деревню красавец храм и колокольню, все жители «подтянулись», привели в порядок и со вкусом отремонтировали собственные дома и избы. Какие наличники, какая вязь узоров! И ни одной развалюхи. Конечно, «лепота». Впору возить туристов. Не удивлюсь, если чиновники заманят в Русиново президента или премьера – вот как «мы» можем!

Авиастроительный подход

Идеальный порядок везде. Здесь явно сработало авиационное прошлое «барина», он больше 20 лет проработал инженером на московском заводе «Салют», где строят двигатели, в том числе и для всего семейства боевых «Сухих», красы и гордости российских ВВС. В авиастроении без порядка никак, он обязателен в мелочах, в интерьерах рабочих мест, в оформлении территории. Авиастроители знают – грязные туалеты, дорожки, мутные стекла в цехах напрямую влияют на качество продукции. Поэтому у Горского-фермера в коровнике, конюшне, птичнике не стоит привычный «тяжелый дух» крестьянской жизни.

Пионер – всем ребятам пример

Игорь Михайлович Горский добровольно тащит на себе не только деревню Русиново в 36 дворов, но и соседние поселения Красносельского муниципального района. Он частично подменил собой государство, что обязано заботиться о гражданах. Его бизнес-темперамент не позволит остановиться на достигнутом, по ходу дела возникает громадье планов. Их легко проследить на сайте обладминистрации. Позиция у Горского простая:

– У нас давно должно быть множество таких деревень. Людей с доходами моего уровня в России десятки, а может, и сотни тысяч. Но что-то их на селе не видно. А я хочу здесь жить, думаю, мои дети и внуки тоже. И не прятаться от людей за бронированными стеклами лимузинов. Я хочу выходить из дома и видеть вокруг гармонию. Хочу общаться с довольными жизнью соседями.

И остальные могли бы попробовать облагородить жизнь вокруг себя. Как Игорь Горский. Но сегодня тренд у российских «элит» другой – отгородиться от собственной страны неприступными стенами. Кто мы для них? Чернь? Холопы? Офисный планктон? Ну не сограждане, уж точно! Абсолютное большинство российских богачей предпочитают покупать вкупе с забугорным гражданством яхты, острова, виллы в Марбелье, отели в Куршевеле. На родине в лучшем случае они строят особняки-крепости и прячутся в своих резервациях за гигантскими заборами и вооруженной охраной.

А Горский на самом деле не помещик, что купил деревню с потрохами. Да и крепостное право на Руси ровно полтора века назад отменил еще царь-батюшка. Он делает так, чтобы в отдельно взятой местности люди жили и зарабатывали красиво, в свое удовольствие, не хуже каких-нибудь западноевропейских «герров, мусью или синьоров». А может, и правду говорят, что курение тут не приветствуется?

Читайте также: Самые свежие новости Новороссии.